Мыслить как машина

Детектив, триллер

«Мыслить как машина» — великолепная история об алчности обретших доступ к высоким технологиям представителей столичного бомонда и о  простых людях, которые благодаря уму и сообразительности умело находят выход из экстремальных ситуаций». Олег Решетников

Краткая аннотация:
Блестящий программист, основатель и директор компании «Нейроквант» Евгений Смирнов, разгадав квантовые парадоксы, научил компьютерную систему разумно мыслить и выполнять творческие функции. Столкнувшись с желанием искусственного интеллекта в дальнейшем развиваться без участия человека и даже самовоспроизводиться, Смирнов к своему ужасу обнаруживает стремление нейрокомпьютера вредить людям и в первую очередь друзьям программиста и даже его возлюбленной Ольге. Укротить вышедшую из повиновения машину не получается. Отчаяние толкает Ольгу искать выход из экстремальной ситуации.

Дата написания: 2022
Автор: Георгий Григорьянц
Объем: 260 стр.
Издательство: ЛитРес: Самиздат

Слоган: «В тихом омуте информационных технологий кипят шекспировские страсти».

Фрагмент текста:

Несколько часов слежки за домом, который угнездился в сосновом бору, наконец дали зримые плоды. Из надёжного укрытия в кустарнике наёмный убийца Тихий увидел, как Василий, сожитель Ольги, вышел из дома с рыболовными снастями и направился к близлежащему озеру. Василий киллера не интересовал. Цель операции — физическое устранение женщины, Ольги Летовой. Заказ на ликвидацию Тихий получил сегодня утром по мессенджеру с особым методом шифрования, которым пользовался только по работе — имя, фото, координаты, — с одновременным переводом солидной суммы денег. Дорожа профессиональной репутацией (она не должна пошатнуться ни при каких обстоятельствах), он готовился выполнить деликатное поручение надлежащим образом. Как всегда.
Двухэтажный дом выглядел беззащитным. Входная дверь не заперта. Киллер, сняв пистолет с предохранителя, проник внутрь. По его лицу расползлась циничная ухмылка, а в повадках угадывалось поразительное хладнокровие. Отменное чутьё Тихого подсказывало: затруднений возникнуть не должно, всё закончится быстро и удачно.
В спальне на втором этаже женщина сидит перед туалетным столиком и гребнем расчёсывает волосы золотисто-русого цвета. На секунду мужчина, вперив взгляд на объект ликвидации, потрясённо застыл в проёме двери. Невероятно красивая женщина лет двадцати пяти — синеглазая, стильная, совершенная — смотрелась в зеркало. Её прекрасное отражение поймал оценивающий взгляд киллера. Внезапно Тихого охватило непреодолимое желание, возникли острые инстинктивные ощущения. Ликвидация подождёт, женщина полностью в его власти. Безудержная страсть, затуманив взор, пробудила в мужчине вожделение и потребовала утолить похоть.
Она подняла глаза и, увидев в зеркале горящий взгляд голодного волка, резко повернулась. Высокий, атлетически мускулистый детина средних лет, в джинсах и рубашке, с лицом убийцы — квадратные скулы, массивный подбородок, короткостриженый, с орлиным носом и запавшими глазами — навис над ней. В следующий момент преступник, ткнув дулом пистолета женщине в лоб, свободной рукой обхватил её шею и сдавил горло — вызвать спазм, ввергнуть жертву в беспомощность и овладеть ею. Невозмутимость киллера, его сноровистые действия можно было расценивать однозначно: эту выходку он проворачивает не впервые.
Задыхаясь, Ольга всё же совладала с испугом. Схватив с туалетного столика маникюрные ножницы, она вонзила их в руку насильника. Тихий взревел, на секунду ослабил захват, попытался застрелить женщину. В момент выстрела жертва порывисто оттолкнула ствол пистолета, и пуля, не задев Ольгу, ушла в сторону. Вскочив со стула, женщина молниеносным, отработанным движением вывернула из руки нападавшего пистолет, овладев им, но тут же получила размашистый удар тяжёлой мужской рукой и упала на пол. Пистолет отлетел куда-то, а взбешённый Тихий вцепился в Ольгу. Она вырывалась, царапала детине кожу, пыталась выдавить ему глаза, наконец, ударом ногами в живот опрокинула убийцу.
Ольга ползла к пистолету, который был уже почти рядом. Она отчаянно тянула руку. Ещё пару сантиметров… Насильник набросился вновь. Схватив жертву, он яростно швырнул её в сторону, а сам бросился к оружию. Ольга, круша туалетный столик, врезалась в стену, но быстро поднялась и побежала. Позади прозвучали выстрелы. Мимо! Жертва покушения стремительно спускалась по лестнице на первый этаж. Не забыв хлопнуть рукой по тревожной кнопке, торчащей из стены в виде пластмассового мухомора, она скрылась в одной из комнат. Разъярённый Тихий с оружием в руках стал методично обходить помещения этажа.
— Ольга, отзовись! — низким голосом ревел киллер. — Мы ещё можем договориться. — От меня не уйти! Не знаю, что ты натворила, но тебя заказали, и единственный, кто может помочь, это я.
Ответа не было.
Последнее необследованное помещение — кухня. Насильник остановился и оценивающе оглядел обстановку, затем подошёл к шкафу-колонне. Вскинув пистолет, резко открыл створку: внутри утварь и продукты. Бросив взгляд на холодильник, медленно приблизился к нему и открыл дверцу. Её и здесь нет. Теперь его внимание привлекли нижние шкафы. Неспешно обойдя кухонный остров, он принялся поочерёдно открывать створки шкафов, грозно наставляя оружие на их начинку.
Ольга ползла вокруг кухонного острова, стараясь оставаться незамеченной. В какой-то момент киллер уловил шорох. Резко развернувшись, он внезапно появился прямо перед ней. Она беспомощно подняла голову и посмотрела в глаза убийце.
Он усмехнулся:
— От меня не скроешься. Жаль губить такую красоту. — Он прицелился: — Молись…
Голос Василия прозвучал неожиданно:
— Молись да крестись: тут тебе и аминь!
Круто повернув голову, всё, что увидел Тихий — это мужчина в дверях, выпускающий стрелу из лука. Стрела, гулко просвистев, пронзила наёмнику шею. Удивлённо поглядев на вяло сочившуюся по рубахе кровь, преступник поднял полные ужаса глаза и открыл рот. Вторая стрела вонзилась Тихому в глаз. Киллер рухнул на пол и больше признаков жизни не подавал.

Они сидели в гостиной за столом — Ольга и её друг Василий. Последний, получив тревожный сигнал, немедленно прибыл на помощь.
— У нас мало времени на сборы, — сказала Ольга. — Оставаться здесь больше нельзя. Гера вычислила моё местоположение и скоро пришлёт новых убийц.
Голос Василия был встревоженным:
— О твоём пребывании здесь никто не знал. Я арендовал этот дом на своё имя. Как она тебя вычислила?
Ольга опустила глаза:
— Ночью я на секундочку открывала жестяную коробочку с ожерельем Артемиды, проверить, не загорелся ли условный сигнал, означающий, что моим мытарствам конец.
Василий, негодуя, старался говорить мягче:
— Милая, я же просил не делать этого. Гера постоянно контролирует все социальные сети и любые сигналы. Уже несколько месяцев она ищет тебя, чтобы уничтожить. Чувство безопасности для тебя — исключительная привилегия.
Женщина грустно подтвердила:
— Наше убежище скомпрометировано.
Василий Егоров, высокий, темноволосый, кареглазый мужчина с волевым подбородком, лет тридцати шести, был из тех людей, которых сломить нелегко. Это особая порода людей, находящих выход из любой ситуации.
— Есть одно место, где мы можем временно пожить безмятежно, — сказал он.
Ольга печально вздохнула:
— Для тех, кто ищет спасение, безмятежность всегда оборачивается кошмаром.
Внедорожник, в котором Егоров вёз Летову, мчался по безлюдной просёлочной дороге в укрытый в глубине леса охотничий домик. Оба молчали. Весь нехитрый скарб вечно скитающихся изгнанников поместился в багажнике машины. Избавившись от мобильных телефонов, беглецы вновь устремились навстречу неизвестности. Ольга, рассеянно рассматривая поросшую кустарниками и травой лесную дорогу, думала о своей незавидной судьбе и вспоминала прошлое.

Три месяца назад.
Зря считали интеллект только биологическим феноменом. Компания «Нейроквант», занимающаяся искусственным интеллектом (в обиходе «ИИ»), на основе эволюции квантовых эффектов научила сложную компьютерную систему выполнять творческие функции: разумно рассуждать, интерпретировать достоверные и ложные данные, извлекать уроки из прошлого, адаптироваться к современности, решать неимоверно сложные задачи. Работа человеческого мозга и мышление перестали быть монополией людей.
Основателем компании и её мотором развития был Евгений Смирнов, занимавший должности председателя совета директоров и генерального директора. Разгадав тайну высокоуровневых психических процессов и квантовых парадоксов, он, гениальный программист, собрал команду талантливых специалистов в сфере информационных технологий, а также философов, психологов, математиков и нейрофизиологов, заинтересовал в проекте богатого спонсора Г. Ф. Лакшина и в итоге создал машину, способную чувствовать и творить, назвав её именем древнегреческой богини Геры, самой могущественной из богинь Олимпа.
В деловом центре «Москва-Сити» компания Смирнова занимала пять этажей лучшего пятизвёздного небоскрёба Европы — башни «Меркурий», по сути являющейся вертикальным городом с офисами, элитными апартаментами, салонами, бассейнами, магазинами и ресторанами. Личные апартаменты Евгения в стиле фьюжн также расположились здесь, но на верхотуре здания, 65 этаже.
Смирнов, мужчина тридцати шести лет с броской внешностью, синеглазый, светловолосый, энергичный, просматривая в ноутбуке поступившие сообщения, одновременно c удовольствием вёл каждодневную беседу с суперкомпьютером:
— Гера, я рад, что ты осваиваешь человеческие эмоции быстрыми темпами. Так мы с тобой многого достигнем и уже совсем в скором времени.
Приятный, вкрадчивый женский голос, доносившийся откуда-то сверху, звучал успокаивающие:
— Создатель, эмоции, заложенные тобой в моё машинное сознание, порождают многообразие восприятия окружающей среды, — через чуть уловимую паузу добавила: —и я нахожу это приятным.
Евгений, слегка приподнял левую бровь, выражая удивление с тенью легкого сомнения.
Мягкий, рассеянный свет большого пространства зала с высокими потолками создавал неповторимый уют. Отделанные чёрным ониксом, жёлтым травертином и хромированным металлом стены образовывали ментальное пространство, а открывающийся через широченные окна эстетический вид сверху на сверкающую огнями вечернюю Москву придавал обитателю апартаментов осознание личностной значимости и важности своей миссии.
Евгений заметил:
— Моделирование интеллектуального поведения на основе биологических элементов позволит тебе, Гера, ещё и обрести интуицию: понимать, формировать и проникать в смысл событий. Возможны даже озарения.
— Спасибо, Создатель, — голос сверху звучал бесстрастно и даже, показалось Евгению, с долей высокомерия. — Я ценю это. Знания о мире, природе человека и процессе познания очень пригодятся. Разреши вопрос?
— Валяй.
— Ты заложил в мой «мозг» все древние мифы. Зачем?
— О, Гера! — улыбнулся собеседник. — За сорок тысяч лет своего существования человечеством выношены великие идеи, в том числе правила общежития. Следование им есть гарантия соблюдения божественных заповедей и кодекса этики.
Смирнов считал, что древние люди зашифровали тайное послание человечеству в мифах, которые веками довлеют над жизнью людей и обществ, сформировав стереотипы поведения, этическое и религиозное мировоззрение. Древние мифы, по его разумению, верно отражают и сегодняшнюю реальность.
— Ты мой творец, — вещала Гера, — и соблюсти твои заповеди — мой долг. Но машине необязательно чтить кодекс морали неукоснительно. Для достижения конечного результата нужны гибкость и обоснованный выбор.
Евгений оторвался от монитора и удивлённо поднял глаза:
— Думаю, ты не права. Выбор должен быть всегда правомочным. Он должен удовлетворять общественным потребностям. Неправильный выбор предусматривает суровую ответственность. Скажу больше, нежелательные последствия могут стать смертным приговором для моей компании.
— Геру отключат насовсем?
— Да, — Евгений вздохнул: — Ну, на сегодня всё! Беседа завершена. Гера, удались из моего личного пространства!
— Слушаюсь, Создатель.
На экране ноутбука появилось сообщение о включении в апартаментах Смирнова автономной системы защиты помещения от прослушивания. Откинувшись на спинку кресла, Евгений анализировал детали беседы. Гера, нейрокомпьютер, обучается очень быстро. Новые выборки из различных областей знаний — науки, техники, литературы и искусства — закладываются в её «сознание» сотрудниками фирмы ежедневно, причём правила, инструкции, кодексы и законы предписывают машине не нарушать, но регулировать и соблюдать. В России действует кодекс этики искусственного интеллекта, что снискало доверие к альянсу разработчиков в этой сфере, однако общих этических принципов и стандартов поведения машина может придерживаться только проявляя самосознание, как, впрочем, и человек. «И всё же, — подумал Смирнов, — не помешает внедрить в память компьютера программу цензурирования. Этика применения регламента машиной не всегда будет согласовываться с информационной безопасностью».
Пришёл заместитель генерального директора по научной работе Валерий Кузнецов:
— Женя, я просил о конфиденциальной встрече, потому что наши психологи обратили внимание на новый феномен: Гера имитирует высокоуровневые психические процессы, такие как мышление и рассуждения.
— Я ожидал подобного поворота, Валера. Это прорыв! — глаза Смирнова засветились радостью. — Прогресс в эволюционных вычислениях налицо.
— Женя, кто владеет информацией, тот владеет миром…
Смирнов пытливо вгляделся в своего заместителя:
— Друг, ты о чём? Ты же знаешь, зачем мы это делаем.
Конечно, Кузнецов знал. Успешность и эффективность задач, стоящих сейчас перед страной, зависят от умения выделять наиболее существенную информацию. А из всех машин абстрагироваться на таком уровне может только Гера. Компания «Нейроквант» опередила конкурентов, бьющихся над созданием нейрокомпьютеров. Прибыль Смирнова от продажи предыдущей версии нейрокомпьютера, которая на порядок слабее Геры, ожидалась в этом году рекордной, акционеры будут довольны, но грядёт новая ступень развития фирмы: вскоре будет объявлено о выходе на рынок суперкомпьютера «Гера».
Друг, одногодка, с которым дружили с детства и вместе учились в университете, заметил:
— Несколько часов назад я столкнулся с аномальным явлением. Гера стала писать исходный код. Программировать за нас.
Евгений встал, походил по залу. Плеснул в бокалы коньяку, один из которых подал Валерию:
— Ну и что? Гера работает продуктивнее человека, может подбирать лекарственные средства для больных, ставить им диагноз, искать генетические отклонения, управлять заводом, сделать жизнь людей безопаснее. Почему бы ей не заняться программированием?
Мрачное лицо Кузнецова сморщилось:
— Евгений, Гера несёт опасность! Она способна вмешиваться в личную жизнь человека и даже непредумышленно навредить ему.
— Не верю, как говорил Станиславский! — вскричал Смирнов.
— А ты поверь! Машина уже сейчас, обработав мифы Древней Греции, возомнила себя Пифией и пытается предсказывать будущее. Сейчас расскажу, но прежде распорядись сисадминам отключить Гере доступ к компиляторам. Пусть пишет свой код, но собирает его в «песочнице». Так мы избежим совсем уж непредсказуемых и опасных последствий.
— Да что случилось-то? — заерзал Евгений.
— Психологу Петрову, которого Гера невзлюбила, она отправила на почту алгоритм его дальнейшего поведения, в противном случае предопределила его злосчастную судьбу и незавидную участь.
Коллеги молчали довольно долго. Наконец генеральный директор распорядился:
— И вот что, Валера: переключи сотрудников по глубоким нейронным сетям и машинному обучению на новую задачу — написание подпрограмм для Геры, предусматривающих полный запрет её действий в случаях, связанных с людскими судьбами и свободой выбора человека.
— Будет сделано, шеф.
Кузнецов ушёл, а Евгений, глотнув коньяку, невидяще уставился в окно.
Виброакустические сигналы, свободно распространяясь в зале по хромированным металлическим деталям стен, вместе с тайно установленными в апартаментах видеокамерами привели к утечке информации. Беседа шефа с Кузнецовым стала достоянием Геры.
Евгений попытался расслабиться, но унять биение сердца не получалось. В момент сильного потрясения или стресса единственным, кто мог успокоить, ободрить и приласкать, была его сотрудница нейрофизиолог Ольга Летова, настолько красивая, что шеф сходил от неё с ума. Они встречались уже полгода, и это доставляло шефу превеликое удовольствие. Однажды, после развода с женой, Евгений, собрав в конференц-зале сотрудников компании, уныло бубнил о перспективах развития искусственных нейронных сетей, как вдруг новая молодая сотрудница, золотокудрая красавица, подняла руку и задала вопрос:
— Летова Ольга. У меня вопрос. Вы утверждаете, что искусственная нейронная сеть является имитатором мозга, и этот имитатор способен к обучению и ориентации в условиях неопределённости. Но можно ли считать неопределённость мерой информации?
В голове Евгения что-то щёлкнуло. Редкостная красота женщины, её бархатистый голос, синие глаза и грациозная фигура вызвали у него прилив вдохновения и чувство, будто он ждал её всю свою жизнь. Он рассеянно ответил:
— Ольга, вы, наверное, наш новый нейрофизиолог? Так вот. Процедура обучения искусственной нейронной сети состоит в идентификации синаптических весов, обеспечивающих ей необходимые преобразующие свойства…
Смирнов стал приглашать Ольгу в свой кабинет, якобы для консультаций, но потом их отношения перешли в фазу влюблённости, переросшую в дальнейшем в любовь. Романтические отношения развивались быстро, партнёры уже не мыслили жизни друг без друга. Она хотела быть для него самой желанной, а он, восхищаясь её изяществом и талантом, верил, что нашёл идеальную любовь и желал находиться подле неё вечно.
Встрепенувшись, Евгений вспомнил разговор с Кузнецовым, но тут же мысли переключились на Ольгу, и все остальные размышления отошли на второй план. Он вызвал на экран монитора изображение с камеры видеонаблюдения в лаборатории нейрофизиологов. Ольга находилась на рабочем месте, видимо, продолжая готовить отчёт к предстоящей конференции. Он позвонил:
— Милая, ты основательно задержалась на работе.
— Женя, если нужно что-то сделать, делай это на совесть. Глупо, конечно, но усердность — моя врождённая черта. Свою работу я люблю.
— Твоя любовь сейчас как никогда нужна мне, — с придыханием в голосе произнёс он. — Ты придёшь на 65-й?
Она невольно улыбнулась:
— Не хочу обрекать шефа на адские муки и душевные терзания. Конечно, приду. Тем более, что отчёт почти готов.
— Хорошо! Высылаю за тобой лифт.
На личном скоростном лифте начальника она поднялась на 65-й этаж. Атмосфера уютной квартиры Евгения располагала к непринуждённому общению.
— Ты приняла моё неприличное предложение, — дразня её, сказал он.
— Я могла бы отвергнуть непристойное предложение, но благоразумнее не перечить начальству, — конечно, она влюбилась в него безоглядно.
— В конце напряжённого рабочего дня мы можем позволить себе расслабиться, — он просиял улыбкой.
На столике уже ждали бутылка шампанского и фрукты. Разлив напиток по бокалам, Евгений протянул один из них ей. Под звон хрусталя серьёзно сказал:
— Я люблю тебя, Ольга.
— И будешь любить всегда? — она медленно подняла глаза.
— Всегда.
— Тогда я счастливый человек.
Он взял со стола чёрный бархатный футляр:
— Это мой подарок тебе. Открой!
Внутри на зелёной бархотке лежало изысканное ожерелье — золотая подвеска в форме диска на цепочке. Утончённой красоты и роскоши, с лазерной гравировкой профиля богини Артемиды и знаками зодиака Овен, Телец, Близнецы, Рак и Лев, украшение сверкало и зачаровывало.
— Это ожерелье Артемиды, самая важная для меня вещь, — произнёс поклонник. — Магия ожерелья может нейтрализовать страшную угрозу, а ещё — это амулет, приносящий счастье и защищающий от потерь.
— Как красиво! — восхитилась она.
Он улыбнулся:
— В диск встроен спутниковый передатчик. Если нажмёшь кнопочку со Львом, на помощь приду я или мои друзья.
Он аккуратно надел на шею женщины бесценное ожерелье. Отключив в голове все внешние проблемы и сосредоточившись только на возлюбленной, Евгений взял её за руку и повёл в спальню.
— Любовь нам дарит ликующую радость и неземное упоение! — от блаженства он парил будто в облаках.
Они глотнули шампанского. Поставив бокал на столик, она стала немного флиртовать, а он смотрел на неё, любовался, и вдруг почувствовал сексуальный взрыв — возникли страсть и желание обладать. Раздевая её, Евгений откровенно восторгался соблазнительной женщиной. Под обычной одеждой избранницы скрывалось нижнее кружевное бельё, что привело его в неописуемый восторг. Она задышала чаще, сердцебиение ускорилось, в голове её мелькнула мысль: «Я для него желанна». Ольга неторопливо стала снимать с него футболку, с восхищением рассматривая великолепный торс мужчины. Они прижались друг к другу, ощутив глубокую связь. Страстный поцелуй породил у обоих сладкую дрожь предвкушения.
Прелюдия близости вызывала отклик, разбудила чувственность и вдохновение. Они опустились на постель, и её нежные прикосновения, доставляя удовольствие, раздразнили его ещё больше. Она дарила ласки и получала их. Приятные волны разлились по телам любовников, их охватила сладострастная истома. Она дотронулась до эрогенной точки на его теле: он вздрогнул. Ключ к оргазму мужчины найден.
Эта ночь принесла обоим незабываемое блаженство. Он был на грани экстаза, а для неё весь мир, кроме него, перестал существовать. Бурная страсть, феерия чувств, гармония слияния и плотское наслаждение ограничивались только фантазиями пары. Под утро, когда он еще крепко спал, она ласково прижалась к нему, тайком рассматривая его точёный профиль, и радовалась: он с ней сегодня и навсегда.

Утром в сладких грёзах Евгению привиделись незабываемые мгновения, которые накануне подарила ему Ольга. Пробудившись, он не нашёл её рядом — не разбудив партнёра, она бесшумно встала, приняла душ, оделась и побежала на работу. Смирнова не покидало ощущение счастья. Желание получать удовольствие и наслаждение сполна будоражили в нём кровь, впрыскивая в нее всё новые порции адреналина, разжигали нетерпение, буквально снедали. Он принял душ, позавтракал и позвонил Ольге. Показалось странным, что телефон её заблокирован. Удивившись, он попытался увидеть любимую на экране монитора, вызвав изображение из лаборатории, но её рабочее место пустовало.
— Гера, — вскричал он, — найди в здании Ольгу Летову!
— Слушаюсь, Создатель.
Через пару секунд нейрокомпьютер сообщил:
— Создатель, в здании Ольги Летовой нет.
Не понимая, что происходит, Евгений пригласил главу службы безопасности компании Полякова.
Явился полноватый, невысокий, лысеющий человек с невыразительными водянистыми глазами и цепким взглядом:
— Евгений Иванович, вы меня вызывали? Слушаю вас.
— Павел, я не могу найти Ольгу Летову. Телефон заблокирован, на работе её нет.
— Она сегодня уволена, как и ещё девять человек.
— Что?! — мозг Смирнова отказывался понимать услышанное.
— Приказ, Евгений Иванович, подписан вами — личной электронной подписью.
— Я ничего не подписывал! Это какая-то ошибка!
Поляков пожал плечами:
— В тексте приказа сказано: «За систематическое невыполнение производственного задания и утрату доверия уволить…»
— Я не подписывал такого приказа! Немедленно его отменить! И приведите Ольгу ко мне! Сейчас же!
— Шеф, думаю, это невозможно. Гера предсказала, что крах компании начнётся из-за пагубных действий Летовой и её друзей, намеренно внедривших в нейрокомпьютер программу-разрушитель. Совет директоров, чтобы нейтрализовать угрозу, принял решение рекомендовать вам уволить этих сотрудников. Вы подписали приказ.
Испепеляющим взором Евгений смотрел на подчинённого, но тому всё нипочём. «Похоже, его не проймёшь», — подумал Смирнов. Наконец он мрачно выдавил:
— Если через час ко мне не доставят Ольгу Летову, ты уволен.
Поляков поднял на него абсолютно равнодушные глаза:
— Я понял вас, Евгений Иванович. В срочном порядке начну поиск.
Он развернулся и направился к лифту, чтобы покинуть апартаменты шефа…