ИЗУМРУДНЫЙ ПЛЕН

Исторический детектив и приключенческая фантастика

Краткая аннотация:
Прожигатель жизни, бизнесмен и авантюрист Олег Фомин под старость лет задумался о бессмертии. В руки ему попадает старинный артефакт — шумерская глиняная табличка с письменами. Расшифровав с помощью знатока мёртвых языков Эммы текст, он раскрывает тайну принадлежащего когда-то царям, императорам и оракулам изумруда. Угодившему в изумрудный плен Фомину вместе с командой искателей приключений предстоит пройти запутанными лабиринтами истории к разгадке секрета вечной жизни. На этом пути придётся бросить вызов шумерским богам…

Название книги: Изумрудный плен
Автор: Георгий Григорьянц
Год написания: 2021
Жанр: исторический детектив, приключенческая фантастика
ISBN: 978-5-532-94258-5

Фрагмент книги:

…Рим встретил Фомина, Павловскую и Климова неповторимым очарованием. Вечный город не просто впечатлял, но завораживал и притягивал. Древняя столица Римской империи и сегодня поражала любого путешественника величием и гармонией красоты, а Колизей, Форум, базилики и фонтаны — шедевры архитектуры — являли зримое воплощение изящества и мощи.
Синдикат краденых предметов искусства работал исправно. Помог Игнатьев, продавец антиквариата с Арбата. По просьбе Фомина он по своим каналам выяснил, где недавно выставляли на продажу антикварную оправу для лупы или монокля из золота диаметром пять-шесть сантиметров.
Бутик Марчелло Корти находился на виа Аппиа Нуова. Занимая небольшое помещение на первом этаже жилого кирпичного дома, магазинчик не привлекал особого внимания. Фомин с Эммой вошли. Мелодично звякнул колокольчик, и тут же появился хозяин — мужчина лет сорока, черноволосый, с хитрющими глазами. Завидев туристов, он поприветствовал их ослепительной, как у Челентано, улыбкой и фразой по-английски:
— Синьор и синьора, чем могу помочь?
Олег с фотоаппаратом наперевес, озираясь, изобразил удивление необычной обстановкой:
— О, так много красивых вещей!
Эмма восторгалась:
— Кэ бэлло! Как красиво!
Английским Фомин владел в совершенстве. Пройдясь вдоль витрин, он посмотрел в глаза продавцу:
— Ваш магазин нам рекомендовали. Я ищу для своей невесты что-нибудь необычное, но не современную поделку. Подарок должен быть старинным, как сам Рим. Понимаете? Хочу утолить страсть настоящего коллекционера, чтобы нам с невестой позавидовали друзья в России.
— Coraggio! Смелее! В моем бутике вы найдете все, что нужно.
— Прекрасно.
В последующие полчаса перед покупателями был выложен десяток лотков со всяким псевдоантикварным барахлом, и каждая «уникальная» вещь сопровождалась пространным комментарием и хвалебными отзывами. Эмма не слушала, ходила по залу и рассматривала витрины и вазы. Ее внимание привлекла стеклянная витрина с небольшой неказистой скульптурой, выполненной из позолоченной жести и повторяющей известную картину Сальвадора Дали «Распятие, или Гиперкубическое тело». Христос висит на кресте, который представляет собой развертку гиперкуба, — аналога обычного куба в четырехмерном пространстве. «Очень фантазийное», — подумала Эмма и пошла дальше смотреть «произведения» ювелирного искусства.
Фомин вскоре устал улыбаться. Когда его лицо изобразило тоску, хозяин магазина поинтересовался:
— Синьору ничего не понравилось?
Покупатель тяжко вздохнул:
— Все это очень интересно, но я не почувствовал вибрации моей кармы при прикосновении к этим чудесным вещам. Чтобы испытать страдания или наслаждения, вещь должна быть по-настоящему древней.
Теперь продавец смотрел на него подозрительно:
— Turista russo чрезмерные притязания. Ничем не могу помочь.
Эмма обворожительно улыбнулась:
— Я бы хотела взглянуть на золотые украшения, принадлежавшие самим императорам, или их реплики.
Подозрение Марчелло заметно усилилось:
— Белла синьора, рынок старинных вещей так не функционирует. В определенный день в интернете на обезличенном сайте выставляется лот, и в ходе аукциона устанавливается цена.
— О, синьор, — Фомин поспешил успокоить продавца, — мы ни в коей мере не хотели вас обидеть. Просто у нас, в России, не принято торговаться, мы немедленно платим за вещь запрошенную сумму. Купеческий размах, знаете ли.
Фомин, глядя в глаза продавца, уловил волнение. Непроизвольно у итальянца изменилась интонация, голос задрожал, появились высокие ноты, лицевые мышцы напряглись, бегающий взгляд выражал поиск непростого решения. Продавец — явно человек неискренний, прекрасно знающий, о чем идет речь, — скрывал правду. О, Фомин, будучи успешным предпринимателем, давно научился разоблачать лжецов по мимике и жестам!
Наконец итальянец, коснувшись носа (еще один признак лжи), выдавил из себя:
— Си, синьор! Но ничем помочь не могу. Взгляните на это кольцо с рубинами. Дольче и Габбана. Три тысячи евро.
«Оправа для моего камня находится здесь», — Фомин был уверен на сто процентов.
Подошла Эмма и примерила невзрачное колечко:
— Ступэндо! Восхитительно!
Фомин объявил:
— Тебе нравится, дорогая? Покупаем!
Выйдя на улицу, Олег дал знак «пора уходить» Сергею Климову, который разведывал обстановку и фотографировал подступы к магазину. Позже, в номере Фомина в изысканном отеле «Локарно» команда искателей приключений делилась впечатлениями.
— Приборы мониторинга для взламывания системы безопасности магазина удачно размещены в цветочном горшке, ящике стола и на высокой витрине с подвесками, — сообщил Олег Борисович, отпивая красного вина из бокала.
— Благодаря видео с камеры твоей броши, Эмма, я обнаружил в магазине сейф с электронным кодом. Система мне знакома. Установлен ли электромагнитный сканер? — деловито поинтересовался Сергей, глотнув мартини из коктейльной рюмки.
— Да, — Эмма потягивала фирменный коктейль «Маргарита» из бокала оригинальной формы. — Я спрятала сканер в фарфоровую вазу со львами.
— Отлично, Эмма! — Сергей допил мартини. — Пойду в свой номер и начну обработку поступающей информации. Мне нужно два дня. Видеонаблюдение как в магазине, так и вокруг него будет заблокировано, все звуковые датчики и датчики движения мы подавим, а системы доступа и связи отключим.
Олег Борисович хорошо разбирался в людях. Он сразу ухватил такие качества Сергея и Эммы, как энтузиазм и максимализм. Эти ребята не спасуют перед трудностями, не растеряются в сложной ситуации, будут упорно двигаться к своей мечте, для достижения высокой цели с легкостью нарушат закон.
Пока Сергей работал в гостинице, Фомин и Павловская вышли прогуляться в город. Посмотрев историческую зону форумов, они зашли перекусить на террасу Манфреди вблизи Колизея. Наслаждаясь итальянскими блюдами и редким вином, молчали, но Олег бросал на спутницу красноречивые взгляды.
Он начал издалека:
— Эмма, вы обворожительны.
— Спасибо, Олег Борисович.
— В вас сочетаются чувственность и мягкость со строгостью и решительностью, и никакого кокетства. Я покорен чарующим обаянием незаурядной женщины.
Эмма иронично сощурилась:
— Знаете, древние утверждали, что дистанция умножает обаяние.
— Обаяние — не только красота, но и ум. Вы чертовски умны. Но сегодня я хотел бы, чтобы говорило ваше сердце. — Фомин ближе придвинулся к собеседнице и, неровно задышав, продолжил расточать любезности: — Я ищу в вас черты испорченности, хоть в чем-то, и не нахожу.
— К чему вы клоните, Олег Борисович?
Он улыбнулся:
— Мы могли бы стать чуточку ближе.
Женщина намек поняла и отозвалась:
— Вы мне нравитесь, Олег Борисович. Всегда уверенный в себе, позитивно настроенный на результат, способный найти выход из трудной ситуации. Вы успешны, эрудированы, амбициозны. Но не в моем вкусе. Давайте просто останемся друзьями.
Фомин не привык усмирять свои вожделения и страсти:
— Я никогда не признаю своего поражения и не отказываюсь от дальнейшей борьбы. Оставьте мне надежду.
Эмма улыбнулась:
— Надежда — самое сладкое несчастье.
Он грустно отреагировал:
— Хочу убедить себя в том, что мое желание быть ближе к вам когда-нибудь сбудется.
Она мягко отстранилась:
— Сосредоточимся на деле. Одна ошибка — и все лучезарные мечты разрушатся навсегда.
— Я заговоренный, — в облике Олега сквозила самоуверенность. — Всегда получаю всё, что хочу, заведомо зная: ответственности не понесу.
Женщина смутилась, однако, проявляя профессионализм, повернула разговор в деловое русло:
— Я вот думаю, а как мы поймем, что это именно та оправа, которая нам нужна?
Фомин, немного отстранившись, надвинул на лицо маску самоуверенности:
— Я хорошо подготовился. — Он достал из кармана предметы: — Это деревянный макет изумрудной линзы, исполненный по соответствующим размерам, а это прототип оправы из меди для зеленого камня с соблюдением всех пропорций.
Эмма взяла протянутые ей образцы, поместила деревянный кружок в медную оправу и с одобрением вернула собеседнику:
— Брависсимо, Олег Борисович! Вы заслуживаете безусловной похвалы как художник, чьими картинами неизменно восхищаются.
— Я дорожу вашей похвалой.
Он положил ладонь на ее руку, которую она деликатно отстранила.

Операция состоялась через два дня. Поздней ночью, когда Рим спал, а туристы наконец исчезли с улиц, автомобиль, темный седан, взятый в пункте проката, припарковался на виа Аппиа Нуова недалеко от бутика Марчелло Корти. Сергей включил кодграббер — электронное устройство, по виду напоминающее мобильный телефон, для дистанционного взлома охранной системы — и вывел на полную мощность генераторы помех. На экране ноутбука отобразились слоты памяти перехваченных ранее кодов и результаты подавления сигнализации магазина. Все проводные и радиоканалы были заблокированы. Создав заграждение на частоте работы камер видеонаблюдения, он ослепил системы слежения. Остальную работу (подавление мобильной связи, интернета, GPS, Wi-Fi, жучков) сделали ультразвуковые излучатели.
— Порядок. Можно начинать, — сказал он.
Из машины вышли трое в темной одежде и надвинутых на глаза кепках, в перчатках из тонкой натуральной кожи; все направились к двери бутика. Как приведения, они исчезли за стеклянной дверью, оказавшись внутри мерцающей бликами золота и серебра лавки ювелира. Полумрак. Ажурные тени от света уличных фонарей, нагромождение витрин и прилавков, блеск стекла и металла заставили троицу минуту привыкать к необычной обстановке — нужно было унять волнение, пересилить робость. Достав из фарфоровой вазы со львами электромагнитный сканер, Сергей прочитал код и двинулся к сейфу. Олег и Эмма затаили дыхание. Сверхсовременный сейф с электронным кодовым замком смотрелся как оплот твердыни. Созданное итальянской компанией, претендующей в своем деле на мировое лидерство, это банковское оборудование гарантировало высочайшую степень ответственности за сохранность ценностей.
— Невзламываемых сейфов не существует, — прокомментировал Сергей.
Светя фонариком, он стал вводить шифр на панели с кнопками, а затем нажал подтверждение. Щелчок. Дверца открылась.
— О-ляля! — воскликнул Фомин. — С ума сойти!
— Жуть как просто, — Эмму кольнуло тревожное предчувствие.
Сергей вытаскивал содержимое — лотки с золотыми и серебряными изделиями, — а Фомин с фонариком придирчиво осматривал драгоценности. Когда на столе выросла гора из лотков, а оправы так и не обнаружилось, Олег в недоумении поднял глаза на Сергея:
— Ничего не понимаю. Интуиция меня не подводила никогда в жизни. Я уверен, что раритет здесь. Поведение продавца сквозило нервозностью, все его рефлексы среагировали на мои слова. Должен быть тайник… — Он озадаченно посмотрел на Эмму: — Милочка, дражайший археолог, докопайтесь до истины, найдите зацепку.
Дважды просить не потребовалось. Пройдя с фонариком мимо витрин, Эмма вновь вернулась к той самой, где выставлялось гиперкубическое тело. Луч света фонарика вырвал из полумрака жестяную с позолотой фигурку Христа, висящего на четырехмерном кубе. Как человек с аналитическим складом ума, она представила себя наблюдателем с трехмерной сетчаткой глаза в геометрическом пространстве. В таком случае ей должны быть видны не только все грани этой фигуры, но и ее внутренности. И она увидела: восемь трехмерных граней и 24 двумерных.
— Это трансформер, внутри пустой, — негромко сказала она. — Сейчас он развернут, но ведь его можно свернуть и снова развернуть так, как нам нужно.
— Тайник внутри? — Олег с изумлением воззрился на статуэтку.
Сергей деловито поковырялся с замком витрины, быстро открыл его и, забрав гиперкуб, установил его на прилавке.
— Сделаем шаг в четвертое измерение, — произнесла Эмма.
Она ловко, словно кубик Рубика, поворачивала в разные стороны составляющие целого, и сложная фигура из восьми кубов наконец распалась. Взору «грабителей» предстал исходный куб, под гранью которого был устроен тайник, а в нем лежала оправа. С особой предосторожностью, очень медленно Фомин потянул руку в перчатке и взял двумя пальцами золотой артефакт. «Вот она, оправа для моего драгоценного камня!» — он сразу это понял. Антикварная вещь, не обладая в полной мере благородным блеском — местами потертая, потемневшая, тусклая, но всё же отсвечивающая золотыми бликами, — неудержимо притягивала, как магнит. Достав деревянный макет изумрудного камня, Олег аккуратно установил его в оправу, и образец абсолютно точно зафиксировался в золотом корпусе.
— Это то, что мы искали! — снизив голос до шепота, восторженно воскликнул он. Но тут нахлынул приступ паники, возникло головокружение. Он испугался: вдруг снова произойдет мистическое явление, как тогда с камнем, который заговорил! Протянув вещь Эмме, попросил: — Пусть это пока побудет у вас.
Убрав раритет в карман курточки, она спросила:
— С вами всё в порядке? Миссия выполнена?
— Да, да, конечно! Давайте всё расставим на места, и исчезнем отсюда. — Фомин пребывал в смятении. — Что-то мне нехорошо. Я задыхаюсь. Не хватает воздуха. Возможно, опьянен успехом. Пойду-ка к машине. Заканчивайте без меня.
Он вышел из магазина. Сергей возился с сейфом, укладывая в него обратно ювелирные изделия, а Эмма тщательно собирала гиперкуб, чтобы в прежнем виде вернуть на место в витрине. Олег неспешно шёл к автомобилю. Внезапно промелькнули две тени. Испуг заставил похолодеть. Оцепенев на секунду от страха, Фомин шарахнулся в сторону, и последние несколько метров до машины бежал. Удар по голове чем-то тяжелым оглушил его, и он, тяжело рухнув, потерял сознание. Эреду и Гудеа принялись тщательно обыскивать распластавшееся на тротуаре тело. Найдя в кармане кольцо и деревянный кружок, они поспешили ретироваться.
Закрыв сейф, витрину и магазин, Сергей с Эммой вышли на улицу. Тишина. Ни души. Шли спокойно, надвинув глубоко на глаза кепки, как вдруг Сергей наткнулся на препятствие и едва не упал. Человек! Луч фонарика высветил Фомина в бесчувственном состоянии. Эмма бросилась к нему:
— Олег Борисович, вы меня слышите? — Фомин застонал. Из раны на его голове сочилась кровь. — Ему срочно нужно в больницу!
Сергей, взглянув на булыжник, валявшийся рядом, предложил:
— Затаскиваем в машину и едем в частную клинику!..